Эта новость стала громом с ясного неба. На днях совет японской «Toshiba» одобрил банкротство своей дочерней структуры «Westinghouse», который обслуживает атомные электростанции. Что теперь будет с поставкой ядерного топлива в Украину? Ведь «Westinghouse» обеспечивает им шесть украинских реакторов ВВЭР-1000, сообщает газета «Экспресс».

— По «Вестенгаузу» больше ударило то, что по требованию МАГАТЭ компании пришлось пересмотреть уровень безопасности построенных в США реакторов, — считает Юрий Корольчук, член наблюдательного совета Института энергетических стратегий. — После трагедии 11 сентября 2001 появились требования, чтобы атомные реакторы выдерживали удар самолета. Чтобы привести в порядок свои реакторы, «Вестенгауз» был вынужден потратить огромные суммы. Это одна из причин банкротства.

— Много ядерного топлива эта американская компания поставляет в Украину? И как отразится банкротстве на работе наших АЭС?

— Ежегодно мы закупаем ядерного топлива на 600 — 650 млн. Долларов. В прошлом году в «Вестенгауза» приобрели его на 150 млн. Долларов, в ТВЭЛ, принадлежащей «Росатома» — на 350 млн. Долларов. По данным «Энергоатома», топливо производства «Вестенгауз» сейчас используется на трех энергоблоках Южно-Украинской АЭС (№2 и №3) и на пятом блоке Запорожской АЭС.

Если компания объявила себя банкротом, то это не значит, что уже завтра почувствуем проблемы с поставками топлива на свои АЭС. Нет, поставки не прекратится по нескольким причинам. Во-первых, заключенные контракты, компания должна выполнить взятые на себя обязательства. Во-вторых, топливо для украинских АЭС производит и поставляет предприятие в Швеции (Westinghouse Sweden), и будто бы оно не подпадает под удар банкротства.

— Какие проблемы могут возникнуть впоследствии? Ведь, подписывая контракт с «Вестенгауз», наша страна намеревалась уменьшить зависимость от традиционного российского поставщика.

— Да, в августе прошлого года Украина договорилась с компанией «Вестенгауз» об увеличении поставок ядерного топлива. Даже были заявления и премьера, и министра энергетики, сможем заменить им треть ядерного топлива из России. Очевидно, это решение действительно было более политическим, чем экономическим. Ведь цена ядерного топлива от «Вестенгауза» выше, чем от российской компании ТВЭЛ. Напомню, что только «Вестенгауз» и ТВЭЛ могут поставлять ядерное топливо для реакторов типа ВВЭР, которые работают у нас.

Много-будет зависеть от дальнейшей судьбы компании, в частности, кто ее выкупит. Речь идет о том, что спонсором «Вестенгауз» должна выступить южнокорейская электроэнергетическая компания KEPCO.

В лице «Вестингауза» наше государство избрало себе длительного партнера и не могла предположить, что у него могут измениться владельцы, которые когда-то переоценят важность нашего рынка. Украина надеялась, что «Вестингауз» поможет построить завод ядерного топлива, возможно, даже присоединится к возведению новых блоков на Хмельницкой АЭС, на которые он бы поставлял ядерное топливо. Но теперь понятно, что в компании на это нет денег.

— Возможно, что из-за ситуации с банкротством «Вестенгауза», российская ТВЭЛ повысит цену на ядерное топливо? А это автоматически повлечет за собой рост цен на свет, ведь атомные станции производят 52% всей электроэнергии.

— Все цены прописаны в контракте, они являются рыночными. Маловероятно, что ТВЭЛ их пересматривать. Сегодня надо думать о другом. В 2025 году заканчивается срок эксплуатации многих украинских энергоблоков. Срочно нужно решать, как выводить их из эксплутации, куда прятать отработанное ядерное топливо и другие моменты.